Код Да Винчи

Оригинал. название:    The Da Vinci Code

 

Жанр:    Триллер, мистика, приключения

Год выпуска:    2006 год

Продолжительность:    155 минут

Режиссер:    Рон Хауэрд

Роли:

Том Хэнкс,
Одри Тоту,
Йен Маккелен,
Жан Рено,
Альфред Молина,
Пол Беттани,
Юрген Прохноу,
Этьен Чико.

 

Рейтинг IMDB:    6,4 /10

“Код Да Винчи” стал скандальным ещё до своего выхода на экраны. Во-первых, ультрамодного ныне автора романа Дэна Брауна сразу в нескольких странах обвинили в плагиате. Суд принял сторону ответчика. Во что обошлась шумиха для самого писателя, может сказать только он сам. Во-вторых, на книгу, а следом и на фильм, ополчилась римская католическая церковь. Потому что тема, затронутая там, не просто дискредитировала, но и подрывала устои всей системы. Браун воспринял критику спокойно. Кому, как не ему, понимать, что любая реклама лучше, чем её отсутствие.

Как бы то ни было, люди потянулись в кинотеатры. Залы заполнялись под завязку, несмотря на цены, которые примерно на треть были выше обычных. Ажиотажа не наблюдалось, но все, кто хоть что-то слышал о “Коде да Винчи”, посчитали своим долгом составить о нём собственное мнение.
Премьера состоялась на Каннском кинофестивале и была встречена довольно сдержанно. А как же воспринял картину зритель? Ждать осталось недолго.

В России фильм начал прокатываться одновременно с остальным миром. Его выходные данные были более чем благоприятны. Проигнорировать такое кино было бы преступно. Я и не стал.
Книгу Дэна Брауна мне прочитать (на момент просмотра) не довелось, так что не ждите от меня сравнений. Схоластика – также не мой конёк, религиозные проблемы меня как-то не занимают. В данном вопросе я целиком полагаюсь на логику, с этой позиции и начинаю освещать фильм Рона Хауэрда.

Дело было в Париже. Лувр – в прошлом резиденция французских королей, а ныне огромный музей и памятник архитектуры. Знаменитый куратор Жак Соньер врывается в его просторный зал и сдирает со стены первую, попавшуюся под руку, картину. Тяжелое полотно накрывает Жака, пуская в действие охранную сигнализацию, и массивная решётка со свистом опускается в отверстия дверного проёма, через который он только что вбежал.
Куратор знал, на что идёт. Лучше полиция, чем безжалостный преследователь, шедший за ним по пятам весь вечер. Но скрыться Соньеру так и не удалось. Жак не успел даже подняться, как его остановил окрик странного существа с пистолетом по другую сторону преграды. Решительного вида альбинос с холодным взглядом мутно-белых глаз требовал от куратора выдать какую-то тайну. Тому ничего не оставалось, как удовлетворить его любопытство. Однако избежать пули Жак Соньер не мог ни при каких обстоятельствах. В вопросах веры верить можно только Всевышнему.

Профессор религиозной символики Гарвардского университета Роберт Лэнгдон удостоился приглашения Американского Университета Парижа и провёл здесь пару лекций. Во французской столице у него было несколько хороших знакомых, с которыми он был не прочь повидаться. Одним из таких являлся Жак Соньер. Но на встречу тот не пришёл. Вместо него объявился непроницаемый инспектор полиции Безу Фаж со снимком из Лувра. Увидев фото, Лэнгдон перекосился от страха и боли. Его друг был мёртв. Положение тела не оставляло сомнений в том, что эта смерть была насильственной.

Профессор прибыл на место преступления по просьбе Фажа и обнаружил там группу зашифрованных символов, посредством которых покойный попытался передать ему, Роберту Лэнгдону, важное сообщение. Едва Роберт успел ознакомиться с уликами, как столкнулся лицом к лицу с внучкой Соньера Софи Нево, работающей в полицейском департаменте, которая сообщила ему об опасности. Она знала, что инспектор Фаж получил указание арестовать Лэнгдона, которого считает главным подозреваемым, много слышала о бульдожьей хватке инспектора, и понимала, что это произойдёт с минуты на минуту. Поэтому единственным выходом в данной ситуации ей виделся побег. Который Роберт с подачи Софи и совершает.

Дальнейшие события только подтвердили серьёзность положения американца. Ребус, предложенный куратором, в процессе разгадки приводит к последствиям, о которых ни Лэнгдон, ни Софи не могли даже помыслить. Тайна, подогреваемая как изнутри (личный интерес профессора религиозной символики), так и снаружи (растущее количество заинтересованных в результатах расследования лиц) грозит вылиться в катастрофу для всего цивилизованного мира. Ведь что может означать для верующего человека официальное признание его религии мифом? Крах внутренних устоев, анархию, душевную пустоту. А такое вполне может быть, если вдруг окажется, к примеру, что Иесус Христос не был богом, а всего лишь умеющим правильно себя подать оратором. К чему приведёт расследование, и кто воспользуется его результатами?

Ничего не скажешь, лихо закручено. Обилие заинтересованных сторон, масса неожиданных сюжетных ходов, большая политика и вселенская загадка. Тайные общества, религиозные фанатики, постоянные подставы и висящая в воздухе опасность. Только и успевай следить за сюжетом. Он развивается стремительно и непредсказуемо. В этом – основное достоинство картины. Единственное, чем меня смутил сценарий (книга, возможно, оказала бы похожий эффект), – так это мнимой сенсационностью темы. Вот чего я не понял или не осознал (второе, думаю, ближе к истине).
Так ли неожиданна для всех мысль в том, что у Иисуса могут быть потомки? А почему, собственно, и нет? Или Мария Магдалина. Разве её могила была скрыта от всех за плесенью тысячелетий? Разве от её нынешнего местоположения что-либо зависит? Или это как-то меняет её статус в прошлом? С чего бы это вдруг? И что такое Священный Грааль? Сосуд? Чаша? А если что-то иное? От нового знания перевернётся мир? Так ли важно, кого готовил в преемники Иисус после своей смерти? Лично мне кажется, что все эти вопросы не стоят выеденного яйца. По правде говоря, я как-то не проникся существом проблемы.

Предложенные Брауном идеи представляются мне занимательными, но откровением для себя я бы их не назвал. Почему мне это должно быть небезразлично? Я отдаю должное постановке, высокопрофессиональному построению сюжета, одному из лучших в своём жанре, неплохой актёрской игре, операторской работе, но ломать копья о что-то, что произошло или могло произойти в далёком прошлом, мне кажется неперспективным. Другое дело – профессионалы (историки, религиозные деятели, культурологи). Это их хлеб, для них важно, кто и в каком порядке сидел на “тайной вечере”, сколько там было женщин, а сколько мужчин? Но почему все думают, что набор и размещение всех этих людей на картине Да Винчи было неслучайным? Подвергать сомнению можно всё, что видишь. Вполне нормально и искать связи всех предметов, что находятся рядом. Но есть ли в этом смысл?

По актёрской игре выскажу следующее. Самыми бледными выглядели именно главные герои в исполнении Тома Хэнкса и Одри Тоту. Не скажу, что они не справились со своей задачей, тем более если не знаю, в чём та задача состояла. Но впечатления они не произвели никакого. На месте Тома мог быть даже Вин Дизел, потому что единственное, что можно увидеть на челе актёра кроме глубокой задумчивости, это та или иная степень озабоченности. Всего две эмоции на весь фильм – не маловато ли, учитывая то, что Лэнгдон – не сержант, а профессор. Взгляните, например, на его коллегу Ли Тибинга (Йен Маккелен). Тут и юмор, и огонь, и энергетика. Не замечательно ли? А Том Хэнкс как-то потерялся. Что касается кандидатуры на роль Софи Нево, то общественное мнение проголосовало за Софи Марсо. Но в итоге выбор продюсеров пал на Одри Тоту. И всё бы ничего, если бы в ней наблюдалась хотя бы искорка божественного света. Однако не было. В общем, и Хэнкс и Тоту могут играть гораздо лучше.
Самый же яркий образ сотворил Пол Беттани. Религиозный фанатик, мазохист и убийца Сайлас (тот самый альбинос, застреливший Соньера) – это что-то с чем-то. Даже с учётом скидки на неоригинальный типаж (первым приходит на память Красный Дракон из одноимённого фильма в исполнении Ральфа Файнса).

“Код Да Винчи” идёт два с половиной часа. При этом не скажешь, что он затянут или скучен. Но событием года я бы его не назвал. Фильм как фильм. Высокобюджетный (125 млн. долларов) мистический блокбастер.
А рекламе можете не верить. Слишком громок и искусственен этот крик. То не крик души, а только один из способов привлечь к себе внимание. Он действенен лишь до тех пор, пока кричащий не сорвал голос. Боюсь, что сия процедура не затянется.
Желание некоторых церковников предать анафеме создателей фильма может означать одно из двух: либо им заплатили за раскрутку проекта, либо их непроходимую тупость. Воспринимать всерьёз развлекательную беллетристику может только законченный идиот. Чего бы она не касалась.

Фильм Рона Хауэрда – выдумка чистой вода, инсинуации на религиозную тему. Видеть в нём угрозу – нелепо, искать потаённый смысл – глупо. А смотреть – вполне нормально. Так смотрите!

Оценки (максимум – 10):

Сценарий 8
Зрелищность 8
Актерская игра 7
Общая 7,5


Ваша оценка:

1: Оказывается бывает2: Хуже не бывает3: Очень плохо4: Плохо5: Посредственно6: Неплохо7: Хорошо8: Очень хорошо9: Отлично10: Шедевр (Еще не оценили)
Загрузка ... Загрузка ...